Главная » Блог » Марта Купер: в рамках закона

Марта Купер: в рамках закона

Марта Купер (Martha Cooper) — американский фотограф, фотожурналист, антрополог. Марта стала самым известным фотографом, освещающим нью-йоркскую граффити-сцену 70—80-хх годов. Публиковалась в таких изданиях как National Geografic, Natural History, Audubon и Art News. Читаем ее интервью.

Кто или что стало Вашим художественным вдохновителем, что повлияло на Ваше творчество, идеи?

Мой отец был фотографом-любителем и время от времени он брал меня на фото-прогулки вместе с Baltimore Camera Club, поэтому мой первый опыт в фотографии заключался в том, чтобы выходить на улицы в поисках интересных кадров. И сегодня мой подход ничуть не изменился.

Я из поколения стрит фотографов, которые никогда не учились фотографии. Я росла на фотожурналах LookLife и National Geographic и хотела стать профессиональным фотографом, чтобы иметь возможность путешествовать. Я всегда была больше заинтересована тем, что мне снять, чем тем, как я собираюсь это сделать. Создание произведений искусства никогда не было моей целью.

11 10

В проекте “Down by Law” (В рамках закона) Вы выставили серебряные желатиновые отпечатки, изображающие участников Rock Steady Crew — Frosty Freeze, Ken Swift, Crazy Legs, и Doze Green . Пожалуйста, расскажите о Вашей работе, связанной с документированием движения брейкданса.

Впервые я встретилась с бибоями случайно в 1980 году на Вашингтон-Хайтс и была так впечатлена, что связалась с Салли Бэйнс (Sally Banes), писателем, освещающим танцевальную сферу, чтобы она помогла мне задокументировать это. Прошло около года, прежде чем у нас было достаточно материала для публикации. Мы попросили Генри Чалфанта (Henry Chalfant) помочь найти бибоев. Он занимался организацией мероприятия с граффити и диджеингом, и подумал, что брейкданс будет неплохим дополнением. Через его контакты по граффити мы познакомились с Crazy Legs.

В результате на обложке Village Voice в апреле 81-го появился Frosty Freeze, который представлял бибоинг и Rock Steady всему миру. NYC  — медийный город, поэтому все журналы и видео-мейкеры быстро взяли на вооружение этот ‘новый’ танец. Генри снял фильм Style Wars, то же самое сделал Charlie Ahearn для Wild Style. Rock Steady Crew стали всемирными знаменитостями. Насколько я знаю, мои фотографии — первая документация бибоинга.

14 9 13 7

Когда Вы начали фотографировать граффити?

Однажды я снимала серию фотографий, посвященную детям-беспризорникам. Снимки включали в себя вещи, которые подростки сделали своими руками. Это были всевозможные тележки, ходули, самолеты, форты и даже клетка для голубей. На этой сессии молодой райтер HE3 спросил меня ‘Почему ты не снимаешь граффити?’. Он показал мне свой блокнот, где было множество скетчей, а еще потом и стену, которую он раскрасил. Я попалась на крючок.

Для многих профессиональных фотографов документирование граффити — это довольно короткий этап творчества. Был ли какой-либо конкретный аспект культуры или что-то в самом искусстве, что пробудило в Вас такую сильную и долгую приверженность?

У меня есть степень в области искусства и антропологии. Граффити идеально соединило в себе оба эти интереса. Граффити, мягко говоря, очень фотогенично, но, казалось, люди не особо обращали на него внимание в то время. Трудности при фотографирования на пленку всех этих неуловимых поездов добавляла интереса и удовольствия моей работе. Уверена, что фотографы живой дикой природы испытывают похожие чувства.

T235 IM 116-117-133

T235 IM 116-117-133

6

Вы покинули безопасность дома и отважились на путешествие в районы с высоким уровнем преступности, железнодорожные пути и сортировочные станции. Опыт фотожурналиста помог Вам не бояться всех этих мест и возможных опасностей?

Мне всегда казалось, что фотографии, которые я делаю, достаточно интересны, чтобы оправдать риски, на которые я иду. Опыт в фотожурналистике помог конечно, но я также опиралась и на опыт моих многолетних путешествий по всему миру. Я старалась чувствовать степень риска и соответствовать ему. Например, я никогда не стану брать с собой дорогое оборудование в районы с высоким уровнем преступности.

Расскажите подробнее о Вашем опыте во дворах и тоннелях.

На самом деле во дворах у меня только хороший опыт. Я всегда чувствовала себя в относительной безопасности с райтерами, с которыми находилась рядом, и к счастью, у нас никогда не было проблем. Дворы ночью — это сумрачный мир с поездами-призраками и странными звуками. Это было восхитительно, и я очень благодарна тем, кто дал мне возможность увидеть и почувствовать все это.

T235 IM 54-55-82

T235 IM 54-55-82

2 8

Когда Вы фотографировали поезда и подземки, у Вас было чувство важности происходящего перед объективом Вашей камеры?

Я не могла понять, почему это происходит, но жители Нью-Йорка, города, который всегда считался столицей искусства, были настроены враждебно по отношению к тому, что мне казалось удивительной формой художественного выражения. Я счастлива, что переехала в Нью-Йорк в 70-х, когда все это происходило. Я лично чувствовала, что это было важно — документировать рисунки на поездах как недолговечную и ‘несуществующую’ форму искусства, но я никогда не могла подумать, что так много других людей впоследствии будет думать так же.

4

Застала ли глобальная экспансия ‘аэрозольного искусства’ Вас врасплох?

Абсолютно. Я никогда не предполагала, что граффити будет распространяться по всему миру. Я думала, что конкретные условия, благоприятные для граффити, например, пустыри или сгоревшие здания или неохраняемые дворы и поезда не существовали бы в другом месте, кроме того Нью-Йорка. Мне казалось, что именно поэтому граффити будет ограничено временем и местом. Все вышло иначе.

Какие-нибудь завершающие слова по поводу граффити или райтеров?

Я просто хотела бы от души поблагодарить всех, кто помогал мне, и тех, кому нравятся мои фотографии. А еще спасибо Генри Чалфанту из Subway Art.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA


43.5MB | MySQL:113 | 1,839sec